Art Essays

Even though I’m not an artist (maybe, just an amateur), I truly love art. Writing about art is my way of expressing the love to it. Here you can read my articles and reviews on various artistic aspects.

Сравнительный анализ Ростовской эмали, Федоскинской миниатюры и картин Васнецова

Сказка! Слово, применимое ко всем трём художественным явлениям – Ростовской эмали, Федоскинской миниатюре и живописи Виктора Васнецова. Ведь сказку можно рассказать не только словами. Кисть и краски сделают её не менее образной, живой, берущей за душу. Сказки бывают разными – по стилю повествования, настроению, эмоциональному посылу. Но в них всегда есть элемент чуда, собственный внутренний мир, недосягаемый для нас из реальности и потому прекрасный.

Так же удивительны и прекрасны Ростовская финифть, Федоскинская миниатюра и живопись Виктора Васнецова. Правда, каждая по-своему.

Сказка роднит их даже сюжетно. Былинно-сказочные персонажи и сцены характерны для всех трёх образцов живописи. Васнецовские “Алёнушка”, “Богатыри”, “Витязь на распутье”, “Снегурочка”, “Царевна-лягушка”, “Кощей Бессмертный” – потрясающие иллюстрации к русским сказкам, настолько живые, точно передающие настроение, что были-небылицы словно звучат с его картин. А “Иван-Царевич на Сером Волке”? Разве можно усомниться в реальности этого зверя, который, кажется, дышит на вас с полотна, в том, что причудливый тёмный лес вокруг – настоящий, и даже невиданные цветы, словно вытканные на персидском ковре, напитаны ночной росой?

Так же оживает сказка в работах ростовских и подмосковных мастеров. Художники, чьи имена сохранились в истории, и авторы безымянных ныне прекрасных образцов прикладного искусства столь же тщательно прорисовывали тонкие детали и штрихи. Их красны девицы и добры молодцы изящны, грациозны, картинно хороши собой, но при этом типажны, узнаваемы как образы. Сценки из деревенской жизни, тройки одновременно и реалистичны, и утрированы за счёт филигранной детализации. Сложные флористические мотивы с вычурными завитками, листьями, цветами, ягодами прописаны так, что ими любуешься, несмотря на явную искусственность.

Отдельно стоит коснуться портретной техники. Виктор Васнецов, как известно, писал своих сказочных персонажей с реальных людей. Прежде чем его Алёнушка в Третьяковке пригорюнилась на камне, он сделал ряд этюдов с деревенских девушек, ища нужные жест, взгляд, наклон головы. Это настоящая босоногая крестьянка, но в то же время – сказочная сестрица непутёвого Иванушки, который, кажется, вот-вот выскочит козлёнком к ней на берег. Абсолютно реалистичная внешняя оболочка, наполненная внутренней таинственностью и непредсказуемостью.

Федоскинская миниатюра тоже писалась маслом, поэтому она ближе к живописи, чем Ростовская финифть. К тому же, своеобразным “брендом” подмосковных мастеров со временем стали копии известных произведений, в том числе, портретов, на лаковых шкатулках и ларчиках. В старых работах ростовчан лица людей – это, скорее, лики. В них очень явно ощущается влияние традиций иконописи. Хотя, с развитием навыков светской живописи миниатюрные портреты на эмали также приобрели утончённость и даже акварельность. Наряду с портретными изображениями, в творчестве мастеров ростовской школы финифти все более значительное место стали занимать миниатюры, которые следует отнести к бытовому жанру. Эти произведения также появились под влиянием станковой живописи, в которой в 60-70-е годы XIX века жанровая тематика стала ведущей. Однако сложные, детализированные изображения не всегда соответствовали камерному духу эмалевой миниатюры, кроме того, мастера финифти, как правило, не обладали значительным опытом в построении многофигурных композиций. Именно поэтому большинство жанровых произведений были, как и в случае с лаковой миниатюрой, копийными. В них воспроизводились те или иные живописные полотна отечественных и зарубежных художников различных эпох.

Возвращаясь к общности сюжетных предпочтений, нельзя не отметить, насколько важное место занимала религиозная тематика в творчестве Виктора Васнецова, кстати, семинариста и сына священника. Участвовал он и в росписи храмов – Владимирского собора в Киеве и Воскресенского в Санкт-Петербурге. Духовное начало, вообще, сквозит в его произведениях через форму, содержание и художественные метафоры.

Для ростовских мастеров-эмальеров религиозная тематика – одно из важнейших направлений. Библейские сюжеты, изображения святых, иконы с финифтью, образки, предметы церковной утвари и обрядового назначения, собственно, были первыми их произведениями на заре становления промысла.

Что же касается Федоскинской миниатюры, зародившейся лишь во второй четверти XIX века на фабрике, выпускавшей сугубо утилитарную продукцию из папье-маше, то она изначально была светской. Правда, позже и там стали расписывать пасхальные яйца, использовать религиозные сюжеты в оформлении предметов соответствующего назначения.

Ещё один общий сюжетный тренд – пейзаж. Виктор Васнецов был тонким мастером, чьи пейзажи не просто служат фоном картин, а создают их атмосферу, несут особый смысл. Лес на полотнах “Снегурочка” и “Иван-Царевич на Сером Волке”, Алёнушкин пруд, действительно “чистое” поле за спиной трёх богатырей – сплошь действующие лица повествования, говорящие со зрителем на своём языке. Васнецовские пейзажи очень детальны, отчётливы.

Эта же особенность отличает Ростовскую финифть и Федоскинскую миниатюру. Пейзажи, выполненные их мастерами в классической живописной манере, удивляют филигранностью исполнения. Цветочные же узоры, как ростовчан, так и подмосковных художников, сугубо декоративны. Они не претендуют на реалистичность, зато несомненно радуют глаз.

С точки зрения любителя, наверное, самая явная общая черта васнецовской живописи, Ростовской финифти и Федоскинской миниатюры – их безусловная внешняя броскость. Они однозначно очень красивы. На них приятно смотреть. Видимо, поэтому репродукции картин Виктора Васнецова столь неувядающе популярны в качестве предметов украшения интерьера. Так же, как расписные сувениры из Ростова и Федоскина.

В немалой степени это обусловлено их цветовой палитрой. Её общая для всех трёх направлений особенность – контрастность. Яркие, сочные, живые и тёплые тона на фоне тёмных холодных. Много оттенков голубого, зелёного. Частые красные акценты, насыщенная позолота.Внутреннее свечение, словно идущее изнутри тепло, больше свойственно васнецовским творениям (особенно, сказочной тематики) и Федоскинской миниатюре. В первом случае оно достигается за счёт той же контрастности и мастерского наложения бликов. Присмотритесь к “Снегурочке” Васнецова. Разве это холодная “снежная королева”? Отнюдь. Хотя, вся “морозная атрибутика”, вроде бы, на месте: снег – белый, шубка – серебристая, отороченная белой же опушкой, ели в сугробах, голые ветви. Всё должно создавать ощущение холода. А выглядит тепло. И луна как-то весело светит, и звёздочки блещут, и яркие огоньки вдали. Даже шуба на девице явно подбита мехом, потому-то она такая уютная, домашняя.

Во втором же случае это особый технологический приём, так называемое “письмо по сквозному”. На поверхность перед росписью наносится светоотражающий материал – металлический порошок, сусальное золото или поталь, либо делаются вставки из перламутра. Просвечивая сквозь прозрачные слои лессировочных красок, эти подкладки придают изображению глубину, удивительный эффект свечения.

Ростовская финифть изнутри если и светится, то, скорее, в силу природы её эмалевой основы. Зато она отличается большей мягкостью красок, большей гармонией их сочетаний. Порой встречаются даже приглушённые, почти пастельные изображения. Существенное преимущество финифти перед холстом и маслом – долговечность. Роспись по эмали не теряет со временем ни яркости, ни насыщенности цвета. Однако, сам процесс её нанесения настолько сложен и требует такой точности, что мастера-эмальеры поначалу были очень ограничены в выразительных средствах. Прежде всего их заботило качество изделия, художественной его ценностью приходилось жертвовать. Что, в свою очередь, тормозило развитие этого промысла. Именно поэтому миниатюристы на первых порах использовали отдельные художественные приемы, почерпнутые из арсенала устоявшихся, проверенных временем видов изобразительного искусства. Например, ростовские эмальеры в построении пространства использовали прием обратной перспективы, применявшийся в иконописи. Они нарочито удлиняли силуэты фигур, драпируя их в одеяния с крупными складками. Объемы моделировались при помощи интенсивного высветления широкими мазками белил, напоминающими иконописные пробела. Видимо, особенностями этого творческого метода и объясняется характерная для ростовских миниатюристов приверженность к цветным фонам: синим, коричневым и другим, которые встречаются на местных эмалевых изделиях XVIII – начала XIX века.

Конечно, как Виктор Васнецов, так и мастера народных промыслов из Ростова и подмосковного Федоскина выбирали цветовые палитры для своих работ, исходя из их предназначения. Живописец во главу угла ставил раскрытие темы, ёмкость, фактурность образа. Люди же, работавшие в мастерских, по сути, на производстве, прежде всего думали о практичности изделий, а уж потом – об их эстетических свойствах. Они больше следовали традициям, канонам, принятой технологии, наконец. К тому же, выражаясь современным языком, ориентировались на потребителя. Васнецов творил для просвещённой изысканной публики. Ростовчане и жители подмосковного села удовлетворяли массовый спрос.

      

Отсюда – выбор многих решений, как колористических, так и композиционных. Грубоватая пестрота, даже аляповатость, простительна бисерной шкатулке из папье-маше в мещанском доме, образку на шее средней руки обывателя. Но не произведению искусства, созданному знаменитым художником.

Впрочем, Виктор Васнецов, очевидно, ценил прямолинейные решения. Главные персонажи находятся у него строго в центре полотна. Причём, изображаются в полный рост – хоть стоя, хоть сидя, хоть верхом, или даже на ковре-самолёте. Простота и понятность, наглядность композиций подчёркивают иллюстративность работ. С них можно сразу печатать открытки или помещать их в книгу. Это касается даже многофигурных композиций, таких как “Крещение Руси” и “Страшный Суд”. Впечатляют выверенность жестов, согласованность динамики (“Царевна-лягушка”).

Эта же особенность, наряду с симметрией и пропорциональностью, присуща Ростовской финифти и Федоскинской миниатюре. Правда, здесь иллюстративность переходит иногда в чистую декоративность. К ней, собственно, и стремились мастера. Чтобы изделия продавались, они должны быть красивыми, привлекать внимание покупателя. Крупные цветы, например, находятся всегда в центре изображения. От них симметрично, хотя бы, в плане цветовой нагрузки, расходятся более мелкие элементы. Орнаментальность, пригодность для использования в качестве украшений были в их глазах несомненными достоинствами их работ. Надо заметить, что в своих стилистических рамках ростовские и федоскинские мастера демонстрировали, при этом, отменный художественный вкус.

В заключение скажем ещё об одной общей особенности васнецовской живописи и Ростовской финифти с Федоскинской миниатюрой. Они очень национальны. Изделия обоих этих народных промыслов давно служат традиционными русскими сувенирами. По ним судят о том, что такое “русский узор”, “русская палитра”, “русский изобразительный фольклор”.

Отпечаток “русскости”, народности лежит и на творчестве Виктора Васнецова. Оно, конечно, глубже, осмысленнее, одухотворённее. Это другой уровень – и выразительности, и проникновения в образ. Но общие корни угадываются безошибочно. Цветы на сарафане Алёнушки разве не те же, что на украшениях ростовских эмальеров? И разве не могла бы “Царевна-лягушка” так же плясать на крышке лаковой Федоскинской шкатулки?

Родственных черт в васнецовской живописи, Ростовской эмали и Федоскинской миниатюре, наверное, больше, чем отличий. Народные промыслы не принято причислять к высокому искусству, но выдающиеся их мастера вполне заслуживают славы признанных живописцев.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s